Борьба за прибыль или за оптимизацию бизнеса?

20.11.2017

Не секрет, что основные задачи налоговых органов – контроль бизнеса в целях обеспечения собираемости налогов в бюджет, а также неуклонное повышение этой самой собираемости. Также не секрет, что целью любого бизнеса является получение прибыли и развитие деятельности на благо предпринимателя, а также потребителей его товаров, работ и услуг. В своих целях бизнес и налоговая служба похожи, но и бесконечно далеки друг от друга! 


Анализ текущей ситуации в противостоянии ФНС и налогоплательщиков показывает: там, где бизнес перестраивается для оптимизации, налоговики видят необоснованное обогащение. Речь идет о борьбе со «схемами дробления бизнеса». Сейчас малому бизнесу предоставляются льготы: несколько спецрежимов налогообложения, предполагающих освобождение от уплаты НДС. При умелом подходе малый бизнес может быть успешным и динамично развиваться. В результате он неизбежно вырастает и уже не умещается в рамки спецрежимов налогообложения. Понимая это, но и памятуя о приятных «бонусах» мягкого налогообложения малого бизнеса, предприниматель ищет возможность «задержаться» на спецрежиме и не расти по бумагам. Одним из способов этого является дробление бизнеса: разделение растущего дела на две и более профильных структуры, где каждая, в силу небольшой величины, остается на УСН или ЕНВД. Полученная налоговая экономия увеличивает рентабельность бизнеса и позволяет сохранить или даже ускорить его дальноейший рост. 

Казалось бы, бизнес растет и множится, кому это может мешать? Налоговые органы в тесном сотрудничестве с судами в настоящее время работают над ужесточением требований к дроблению бизнеса. ФНС видит в этом уход от уплаты налогов и необоснованную налоговую выгоду. По нашему мнению, в итоге издержки предпринимателя по поддержанию бизнеса в раздробленном состоянии станут сопоставимы с налоговой нагрузкой, которую нес бы бизнес в условиях неприменения к нему схемы дробления. Иными словами, налоговые органы стремятся лишить схемы дробления бизнеса экономического смысла. 
В этих условиях у налогоплательщика два пути: 
– начать платить налоги честно и погибнуть в конкурентной борьбе с менее добросовестными налогоплательщиками, которые будут перетягивать рынок на себя, 
– продолжить использовать схемы дробления бизнеса/минимизации налогообложения и погибнуть в неравной борьбе с налоговым органом.  

Не хотелось бы сгущать краски, но мы видим всего одну возможность выживания для налогоплательщиков – и кое-кто ею пользуется. Некоторые просто не стремятся развивать бизнес сверх определенного барьера. Дело остается «кустарным» предприятием с налогообложением в рамках спецрежимов, предусмотренных для малого бизнеса. Даже вариант быть микроскопическим бизнесом, неинтересным для налоговых органов, рассматривается как жизнеспособный, когда встает вопрос выживания в условиях колоссального давления и сверхконтроля. 
Усугубление ситуации может привести к тому, что российская экономика станет экономикой двух-трех десятков госкорпораций, которые займут монопольное положение в своих отраслях и будут являться основными источниками поступлений для бюджета, а также нескольких миллионов мелких частных бизнесов, налоговые поступления от которых не будут иметь никакого значения для бюджета.